Назад в список
Назад в список

 

Булкин А.П.

Социокультурная динамика образования

ФРАГМЕНТ ТЕКСТА
(вариант для печати в PDF-формате (104 кб))

 

ГЛАВА III.

ФОРМАЛЬНОЕ И РЕАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ КАК ДВЕ ФОРМЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО БЫТИЯ И КАК СТЕРЖНЕВАЯ ПРОБЛЕМА ОТЕЧЕСТВЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Мы видели, что в понятии «личностного образца» концентрируются ценностные характеристики мировой культуры в целом, национальных культур и соответствующих субкультур, служащие целевыми, содержательными и методологическими ориентирами и установками образования и воспитания. В науках об образовании они обозначаются как «цель», «субъект образования», «стратегия образования», «содержание образования», «дифференциация образования» и другие.

Рассмотрение понятия «нормативного образца личности» как целого, выражающего способ бытия определенного социума, его понимание окружающего мира и своего места в нем, взаимоотношения с этим миром и с другими социумами вновь приводит нас к необходимости рассмотрения понятия «образование», трактуемого с мировоззренческой позиции: «Образование для чего: жить лучше или быть лучше?».

3.1. Два типа жизненной ориентации

Мировоззренческая проблема «жить лучше или быть лучше?» по сути является псевдопроблемой, поскольку в самой ее постановке расчленено нерасчленимое, а именно: потребности человека, среди которых одни противопоставляются другим - материальные духовным и наоборот (чрезмерное внимание к материальным потребностям приводит к тому, что они поглощают духовные, что может привести человека к примитивной физиологической, животной жизни; в противоположном же случае - к аскетизму).

Иное дело - предпочтение одних потребностей другим, примат материальных над духовными и наоборот. Modus vivendi (образ жизни, способ существования) как проблема, как отражение реальной жизни каждого человека, активно ставилась и обсуждалась на протяжении всей истории человечества. И в зависимости от религиозных, мировоззренческих и моральных позиций каждый человек, каждая социальная группа, общество, культура формулировали ее в виде альтернативы - плотское или духовное; чувства или душа; земное или небесное; чувственное или божественное; деньги, богатство и власть или любовь, совесть и милосердие; внутреннее или внешнее; материальное или идеальное; материя или дух, традиционное или инновационное, технократическое или гуманитарное, открытое или закрытое (человек, общество, система) и т.д.

Два типа жизненной ориентации неотделимы друг от друга, дополняют друг друга и не могут существовать один без другого, находятся в диалектическом единстве. В научной литературе советского времени стала крылатой фраза К.Маркса, иллюстрирующая указанное диалектическое единство: прежде чем заниматься научной деятельностью (модус - быть), человек сначала должен есть, пить и одеваться (модус - иметь).

Однако в обыденном сознании приоритет одного модуса над другим зачастую трактуется как полное поглощение одного другим. Поэтому при определении смысла бытия появилась дилемма - «Жить лучше или быть лучше». В истории человечества все великие умы всегда подчеркивали приоритет внутреннего, духовного, Божественного. Приведем доводы некоторых из них.

Основоположники мировых религий. Будда говорит: для того, чтобы достичь наивысшей ступени человеческого развития, мы не должны стремиться обладать имуществом; Иисус учит: «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее. Ибо что пользы человеку приобрести весь мир, а себя самого погубить или повредить себе?»

Один из основателей языкознания В.Гумбольдт отмечал: «Но когда все окружающее нас теряет устойчивость, надежное убежище остается только внутри нас».

Теоретик коммунизма К.Маркс (специально не разрабатывавший категорий «иметь» и «быть») раскрывает их содержание следующим образом: «Чем меньше ты ешь, пьешь, чем меньше покупаешь книг, чем реже ходишь в театр, на балы, в кафе, чем меньше ты думаешь, любишь, теоретизируешь, поешь, рисуешь, фехтуешь и т.д., тем больше ты сберегаешь, тем больше становится твое сокровище, не подтачиваемое ни молью, ни червем, - твой капитал. Чем ничтожнее твое бытие, чем меньше ты проявляешь свою жизнь, тем больше твое имущество, тем больше твоя отчужденная жизнь, тем больше ты накапливаешь своей отчужденной сущности. Всю ту долю жизни и человечности, которую отнимает у тебя политэконом, он возмещает тебе в виде денег и богатства, и все то, чего не можешь ты, могут твои деньги: они могут есть, пить, ходить на балы, в театр, могут путешествовать, умеют приобрести себе искусство, ученость, исторические редкости, политическую власть - все это они могут себе присвоить; все это они могут купить; они - настоящая сила... Все страсти и всякая деятельность должны потонуть в жажде наживы».

Основатель научной педагогики в России К.Ушинский подчеркивал: «Зная человеческую природу, хорошо понимая, что удовлетворение материальных потребностей не есть еще удовлетворение всех потребностей человека, что человек живет не для того, чтобы есть и одеваться, но для того одевается и ест, чтобы жить, воспитатель не оставит неразвитыми высших душевных и духовных потребностей человека и сделает девизом своей воспитательной деятельности слова спасителя: «не о хлебе едином жив будешь».

3.1.1. Человеческие потребности как основание типа жизненной ориентации

Проблема двух типов жизненной ориентации является вечной и актуальной проблемой человечества. Она связана с бытием каждого человека и проявляется во всех областях жизни индивида, класса, общества.

Тип жизненной ориентации (модусы «иметь» или «быть») есть выражение человеческой ориентации на блага, связанные с удовлетворением или материальных, или духовных потребностей.

Представим человеческие потребности в виде трех блоков.

Блок первый - материальные потребности, связанные с удовлетворением физиологических потребностей в пище, одежде, жилье. «Прежде чем заниматься научной деятельностью, человек должен есть, пить и одеваться» (К.Маркс). Социальная окрашенность материальных потребностей проявляется в том, они ориентированы на статус, престиж, богатство и роскошь, т.е. изысканная пища, дорогая и модная одежда, просторное, богато украшенное жилье и тому подобное. «Для поддержания жизни телу нужно немного, но прихотям тела нет конца» - так охарактеризовал это свойство человека Л.Н.Толстой. В философской книге «Путь жизни» он размышлял, что служить телу надо только тогда, когда оно требует этого. Употреблять же свой разум на то, чтобы придумывать удовольствия телу, - значит жить навыворот: не тело заставлять служить душе, а душу телу.

Чем больше ты приучаешь себя к роскоши, тем больше подвергаешься рабству; потому что чем в большем ты будешь нуждаться, тем больше сократишь свою свободу.

Второй блок - социальные потребности, потребности в общении. «Общение, - утверждал Антуан де Сент-Экзюпери, - есть самая большая роскошь на свете». Но общение - не самоцель, а самоутверждение личности через общение с людьми. Этот блок потребностей реализуется как непосредственно (например, в дружбе и любви), так и опосредованно самыми различными социальными институтами - семьей, школой, учреждениями, организациями и т.д. «Всякому человеку, - подчеркивал Л.Н.Толстой, - для того, чтобы действовать, необходимо считать свою деятельность важною и хорошею. И потому, каково бы ни было положение человека, он непременно составит себе такой взгляд на людскую жизнь вообще, при котором его деятельность будет казаться ему важною и хорошею».

Реализация потребностей в общении создает наилучшие условия для удовлетворения как блока материальных потребностей, так и следующего, третьего блока, блока духовных потребностей.

Блок духовных потребностей включает потребности в саморазвитии, самоуважении, гармонии с окружающим миром, потребности в знаниях -мировоззренческих (философских), научно-технических, общественно-политических, включая морально-правовые, художественно-эстетические, творческие и др. Наивысшая реализация духовных потребностей осуществляется в труде, в самореализации личности через определенную целенаправленную деятельность.

Ясно, что блок первый - витальные потребности, ориентация на модус обладания; блок второй - промежуточный, переводящий стрелку потребностей как на модус обладания, так и на модус бытия. Если доминирует модус обладания, то целью реализации социальных потребностей ставится удовлетворение материальных потребностей с «социальной окраской». Например, для некоторых людей посещение театра, художественной выставки, концертного зала является способом удовлетворения «социально окрашенных» материальных потребностей (выйти в «общество», приобщиться к «свету», продемонстрировать модное платье, самоутвердиться, поднять свой престиж в глазах знакомых, показать себя духовно-богатой личностью и т.д.). Если доминирует модус бытия, то реализация социальных потребностей выступает как форма удовлетворения духовных потребностей. В этом случае человек посещает театр для поддержания чувства гармонии, красоты, эстетических и нравственных чувств.

Три блока потребностей взаимосвязаны и взаимозависимы, но доминируют в человеке первый или третий блок. Эта доминанта и есть жизненная ориентация (модус существования) человека, которая детерминирует все его взаимоотношения с окружающим миром и обществом.

В жизненной ориентации человека наличествуют оба модуса, но один из них, как правило, преобладает над другим. Модусы неразделимы и неотделимы, как две руки человека, одна из которых развита более другой. Так и в модусах: игнорирование одного неизбежно наносит ущерб обоим и всему организму.

Акцентированное внимание к витальным потребностям приводит человека к примитивной физиологической жизни (все устремления направлены на еду, питье, сон, развлечения), которой, как показывает пример из классической литературы, живут многие люди. В пьесе А.Н.Островского «Лес» актер Счастливцев рассказывает, как он некоторое время жил у дяденьки, лавочника: «Стал я у них жить. Встают в четыре часа, обедают вдесять; спать ложатся в восьмом часу; за обедом и за ужином водки пей сколько хочешь, после обеда спать. И все в доме молчат... Дядя с утра уйдет в лавку, а тетка весь день чай пьет и вздыхает...; я было поправился и толстеть уже стал, да вдруг как-то за обедом приходит в голову мысль: не удавиться ли мне? Я, знаете ли, тряхнул головой, чтоб она вышла, погодя немного опять та же мысль, вечером опять. Нет, вижу, дело плохо, да ночью и бежал из окошка».

Другая крайность - аскетизм, известный в мировой культуре как религиозное течение. Церковные писатели оставили имена многих прославившихся в свое время аскетов. Целью аскетизма может быть достижение свободы от потребностей, сосредоточенности духа, подготовка к экстатическим состояниям, достижение «сверхъестественных способностей» (йога), в христианстве - соучастие в «страданиях» Христа.

Таким образом, модус существования (в повседневной и общественной жизни человека выступающий в качестве миропонимания/мировоззрения/идеологии/ценностной ориентации) предшествует всем видам духовной и предметной человеческой деятельности. В деятельностном отношении его можно определить как ориентировочную деятельность, которая предшествует всем другим видам деятельности.

3.1.2. Определения модусов «иметь» и «быть» и их модификации

Проблемы смысла и цели жизни человека и его жизненной ориентации волновали людей во все времена и во всех обществах. Большой вклад в научные исследования проблемы жизненной ориентации внес американский философ Эрих Фромм (1900-1980) монографией «То have or to be» (1976). В оборот отечественной философии и в значительной мере в научную среду в целом концепция модусов «иметь или быть» вошла после перевода этой работы на русский язык в 1987 году.

Э.Фромм писал, что многолетние исследования привели его к выводу, что «обладание и бытие являются двумя основными способами существования человека, преобладание одного из которых определяет различия в индивидуальных характерах людей и типах социального характера».

Выбор в пользу «обладания» или «бытия», - пишет Э.Фромм, - противоречит здравому смыслу. Обладание представляется нормальной функцией нашей жизни: чтобы жить, мы должны обладать вещами. Более того, мы должны обладать вещами, чтобы получать от них удовольствие. Да и как может возникнуть такая альтернатива в обществе, высшей целью которого является иметь - и иметь как можно больше - и в котором один человек может сказать о другом: «Он стоит миллион долларов»? При таком положении вещей, напротив, кажется, что сущность бытия заключается именно в обладании, что человек - ничто, если он ничего не имеет». При существовании по принципу обладания мое отношение к миру выражается в стремлении сделать его объектом владения и обладания, в стремлении превратить все и всех, в том числе и самого себя, в свою собственность.

Под бытием Э.Фромм понимает такой способ существования, при котором человек и не имеет ничего, и не жаждет иметь чего-либо, но счастлив, продуктивно использует свои способности, пребывает в единении с миром.

Проиллюстрируем суть установки на бытие словами современного отечественного писателя Фазиля Искандера: «Насколько легко ограбить, обмануть культурного человека в жизни, настолько трудней его ограбить в духовном отношении. Потеряв многое, почти все, культурный человек по сравнению с обычным крепче в сопротивлении жизненным обстоятельствам. Богатства его хранятся не в кубышке, а в банке мирового духа. И многое потеряв, он может сказать себе и говорит себе: я ведь еще могу слушать Бетховена, перечитать «Казаков» и «Войну и мир» Толстого. Далеко не все потеряно».

Аналогичную позицию человека, живущего по модусу бытия, высказывал 25 веками ранее древнегреческий философ Стильпон Мегарский: когда у него после разграбления солдатами дома попросили определить убытки, философ заявил, что убытков не было, поскольку воспитания у него никто не отнял и знания его и разум остались при нем.

Что касается обладания, то его наиболее важной формой в современных развитых индустриальных обществах является, вероятно, потребление. Суть установки, присущей потребительству, состоит в стремлении поглотить весь мир. Потребитель - это вечный младенец, требующий соски. Но самому потреблению присущи противоречивые свойства: с одной стороны, оно ослабляет ощущение тревоги и беспокойства, поскольку то, чем человек обладает, не может быть у него отобрано; но, с другой стороны, оно вынуждает его потреблять все больше и больше, так как всякое потребление вскоре перестает приносить удовлетворение. Современные потребители могут определять себя с помощью следующей формулы: я есть то, чем я обладаю и что я потребляю.

Оба способа существования - и обладание, и бытие - суть потенциальные возможности проявления человеческой природы. Но биологическая потребность в самосохранении приводит к тому, что принцип обладания гораздо чаще берет верх.

Осторожные, ориентированные на обладание люди получают удовольствие от безопасности, но на самом деле их положение весьма ненадежно. Люди зависят от того, что имеют: от денег, престижа, от собственного «я» - иными словами, от чего-то, что вне их самих. Но что же происходит, когда люди теряют то, чем обладают? Ведь, в самом деле, все, что каждый имеет, может быть потеряно. Например, можно лишиться собственности, а с нею - что вполне вероятно - и положения в обществе, друзей, близких. Более того, рано или поздно нам придется расстаться с жизнью, в любой момент мы можем потерять ее.

В отличие от обладания, которое постепенно уменьшается по мере использования тех вещей, на которые оно опирается, бытие имеет тенденцию к увеличению по мере его реализации. Все важнейшие качества, такие, как способность мыслить и любить, способность к художественному или интеллектуальному творчеству, в течение жизни возрастают по мере их реализации. Все, что расходуется, не пропадает, и, напротив, исчезает то, что мы пытаемся сохранить. Единственная угроза моей безопасности при установке на бытие таится во мне самом: это недостаточно сильная вера в жизнь и свои творческие возможности, тенденция к регрессу; это присущая мне лень и готовность предоставить другим право распоряжаться моей судьбой. Но все эти опасности нельзя считать внутренне присущими бытию в том смысле, в каком опасность лишиться чего-либо составляет неотъемлемую сущность обладания.

Модусы «иметь» и «быть», подчеркнем еще раз, определяют все аспекты жизни человека, в том числе и психическую структуру личности. Человек с модусом обладания должен иметь гибкую систему психического приспособления к окружающему миру и людям, он находится в постоянном напряжении от необходимости менять свою позицию. И пока ему это удается, он в безопасности. Однако с помощью приспособления он защищен только от внешних конфликтов. И если он не поглощен работой, ему нужны другие способы бегства от себя, чтобы заглушить сознание своего оскудения. Таким образом, предельная гибкость может обернуться изменой себе и своим идеалам. Поэтому такая стратегия психологической защиты нередко ведет к еще худшим внутренним конфликтам, ощущению пустоты, особенно если что-то пошатнется в борьбе за успех. Понятно, что даже если в результате длительных усилий на этом пути желанный успех достигается, он будет оплачен дорогой ценой.

Модус бытия предполагает альтернативный подход - не приспособление, а максимальное развитие своей индивидуальности, самоактуализация. Человек должен проникнуться мыслью: если он отказывается от части своих ценностей и идеалов, то тем самым он нарушает свою моральную и интеллектуальную целостность, становится несчастным, утрачивает свободу. Ведь свобода предполагает уважение не только других, но и себя как личности. Человек, достигший внутренней цельности, порой не столь удачлив, как приспособившийся, но у него есть уверенность в себе, он может непредвзято рассуждать и объективно оценивать, поэтому он гораздо менее уязвим для чужого мнения и давления обстоятельств. Это во многом определяет его творческую реализацию, поскольку «он воспринимает перемены действительности положительно, тогда как приспособившийся человек в своем стремлении к равновесию воспринимает их отрицательно».

Переход с модуса обладания на модус бытия влечет ослабление эгоцентрических позиций, ограничение чрезмерных притязаний, повышение самокритичности, стимулирует уважение человека к своим индивидуальным особенностям. За счет этого снижается уровень необходимой защиты и повышается умение формировать новое отношение к окружению и своим поступкам. Тогда появляются силы для самостоятельной борьбы с трудностями, становится возможным разрушение неадекватных стереотипов и установок, реализация жизненных целей.

Те культуры, которые поощряют жажду наживы, а значит, модус обладания, опираются на одни потенции человека; те же, которые благоприятствуют бытию и единению, опираются на другие. Мы должны решить, какую из этих двух потенций мы должны культивировать, понимая, однако, что наше решение в значительной мере предопределено со-циоэкономической структурой данного общества, побуждающей нас принять то или иное решение.

Ориентация на обладание, считает Э.Фромм, - характерная особенность западного индустриального общества, в котором главный смысл жизни состоит в погоне за деньгами, славой, властью. К обществам, в которых преобладает ориентация на бытие, Э.Фромм относит страны Востока, а также средневековое общество, индейцев зуни и африканские племена.

Дополнением к списку Э.Фромма может послужить Россия, которая, согласно утверждению современного российского философа Георгия Гачева, исследователя национальных характеров народов мира, исторически ориентировалась на модус бытия. Вот что он пишет о Руси: «Есть два способа хорошо жить: иметь много средств и удовлетворять много потребностей - и довольствоваться малым, сокращение потребностей. Мудрец выбирает последнее: Сократ, Христос, Декарт, Сковорода, Николай Федоров, да и наш народный мудрец Иван-дурак. Американец выбирает первый путь, да еще изобретает новые потребности, нужды-несвободы (ибо каждая потребность - нужда, забота, необходимость - порабощает служить ей и зарабатывать на нее). Свобода - для творчества несвобод! А русский человек предпочтет радость от беззаботности, довольствуясь немногим, нежели вкалывать, чтобы иметь многое лишнее, с которым еще возиться надо! Зато высвобождено пространство-время живота - на беседу, дружбу, любовь, на Дух бескорыстный...»

Однако утверждение Г.Гачева достаточно спорно, поскольку оно, на наш взгляд, лишь фиксирует одну сторону характера русского народа, оставляя в стороне его корни, процесс его формирования и, прежде всего, всепоглощающую роль государства в истории России; доминирование в социальных отношениях отношений личной зависимости; невозможность человеку иметь много, так как все «лишнее» будет изъято и так далее; т.е. Г.Гачев оставляет в стороне весь процесс формирования национального характера.

Итак, модусы «иметь» и «быть» выступают фундаментом всей структуры ценностей как человека, так и социальных групп и общества в целом.

Ориентация социальной группы на один из модусов зависит от ее места в обществе, коренится в общественном разделения труда, выражается в структуре ее ценностей.

Показателем приверженности конкретного социума одному из двух модусов выступает характеристика главной ценности его личностного образца. Главные ценности основных личностных образцов нам известны: честь в аристократическом личностном образце (модус быть); труд в мещанском личностном образце (модус иметь), коммунистическая идея в пролетарском личностном образце (модус быть).

В свою очередь, от того, какой модус лежит в основе иерархии ценностей индивида или социума, зависит отношение данного субъекта к образованию. Для педагогики два модуса выступают как философские начала деления образования на формальное и материальное, общее и специальное.



 
  Назад в список